2016 год. Экспедиция ЧК-2016. В.Жатков, С.Ростовцев.
 
   Время экспедиции : 23 - 30 сентября 2016 года.
    Участники экспедиции : В. Жатков, С.Ростовцев, В.Минаев, А.Строганов.
 
   Необходимость в проведении экспедиции 2016 года возникла ещё в начале года. После тяжёлого забега в 2014 и 2015 годах по ковинской тайге я хотел было взять тайм-аут и годик отдохнуть, чтобы собраться с мыслями и решимостью продвигать тему в одиночку. Организация ежегодных экспедиций до настоящего времени была обусловлена недоработками прошлых поисковых сезонов, которые я и стремился побыстрее закрыть. В частности это касалось проверки Граневого хребта и нескольких второстепенных версий, мозоливших глаза уже долгое время. И вот вроде бы не осталось горящих версий и можно было бы отдохнуть, чтобы подтянуть другие проекты по местам Силы Сибири. Но не тут то было. Тема явно не хотела меня отпускать. В начале года Иван Соболь отправил мне письмо, где помимо нескольких газетных статей о чёртовом кладбище находился рассказ Колпаковой Т.Г ныне проживающей в ангарском селе Недокура. Татьяна Григорьевна на настоящий момент является наверное последним свидетелем, побывавшем на гиблом месте. Её рассказ был опубликован в этнографическом сборнике  " Словарь говоров русских старожилов Байкальской Сибири ". В марте 2016 года я разобрал его, написав статью "Радиевый феномен", но некоторые моменты этого рассказа требовали уточнения у самого автора.
  Предварительные переговоры знакомых Соболя с Колпаковой дали некоторую интересную информацию, из которой следовало, что искать чёртову поляну нужно на одном из притоков Дешембы. Не скрою, что я хотел получить дополнительные свидетельства в пользу западной версии и окрестностей ручья Шайтанский. Причин указывающих на эту территорию, Владимир Жатков предоставил мне достаточно ещё в 2012 году. Однако требовалось говорить с Колпаковой самому, а не через посредников и по возможности побыстрее. Бабушка могла уйти в любой момент и последняя ниточка, связывающая нас с тайной чёртова кладбища могла быть потеряна. Специально, ради этого разговора я бы конечно не поехал, а вот перед экспедицией заехать и поговорить с бабушкой было бы хорошим вариантом, поэтому нужно было ужиматься и формировать маршрут в предстоящий сезон 2016 года. 
   Последним звоночком, подтолкнувшим меня к активным действиям стало письмо Василия Минаева, в котором он предложил мне принять участие в проверке версии С.С.Кулюкина близ затопленного ныне села Уяр на Кове. Василий активно готовился к проверке этой версии года так с 2010, но так как не смог найти единомышленников, то его версия до недавнего времени оставалась  лишь на странице "Истории легенды" в разделе Техногенная версия В.Минаева. Василий ясно дал понять, что хотел бы видеть в этой экспедиции и меня и Жаткова. После одиночных выходов в тайгу я как-то подостыл относительно наших организационных трений с Владимиром Жатковым после провала экспедиции 2012 года. Решено было договариваться, потому что дальше продвигать тему в одиночку мне становилось всё сложнее. Да и у Жаткова вариантов привлечь кого-нибудь к поискам было не много.
   В общем всё как-то так удачно сложилось, что в экспедицию 2016 года мы решили объединить все свои версии. Мы помогали Василию с версией по Уяру, меня и Владимира интересовали свидетельские показания Колпаковой и несколько вариантов, которые находились по пути рассчитывал проверить я сам. 
  Встречаться запланировали в самой Недокуре 23 сентября по приезду автобуса из Кодинска. Владимир и Василий должны были заехать с востока из Усть-Илимска, я же ехал с запада через паромную переправу. В последний момент к нашей компании решил присоединиться московский гоминолог Андрей Строганов, искавший в тех краях следы снежного человека. Его маршрут частично совпадал с нашим по кулюкинскому направлению, поэтому к Уяру мы должны были выехать вчетвером.
   Проезжая через паромную переправу я узнал о пожарах в устье Ковы. Новая ГЭС привела к экологической катастрофе и изменению климата в Приангарье. Дождей здесь не было уже почитай полсезона, над рекой и правобережьем Ковы стоял густой смог, ошалелый зверь нападал на людей спасаясь частично от огня, частично отвоёвывая пищевое пространство у коренных жителей. Мне было как-то не по себе от такого положения дел. Уезжая из Красноярска, я видел в тайге большой урожай ореха и ягод и рассчитывал на приемлемые условия поиска в тайге. А тут оказалось, что еду на войну !  Я всё таки надеялся, что встреча в Недокуре состоится и мне не придётся ломать голову, как одному в таких условиях проводить проверку своих версий.
   Автобус в Недокуру прибыл вовремя и мы с Андреем, выгрузились на центральной "площади" возле местной администрации. Коллег моих ещё не было и в голову закрались грустные мысли о том, что что-то пошло не так и машину на одной из трасс завернули "контролирующие органы" по причине противопожарных мероприятий. В таком случае им бы пришлось ехать вокруг через нулевой километр трассы Братск-Кодинск. Мне оставалось только ждать, опросив пока нашего главного свидетеля Татьяну Григорьевну Колпакову. Андрей понял, что ситуация неопределённая и я могу вообще к Уяру не пойти, так как имею мало интереса к проверке этой территории в особенности в одиночку, поэтому выехал на том же автобусе до своротки тропы на Уяр. А я обещал ему, что если встреча состоится, то мы быстро догоним его у Муньбы. Бесстрашный Андрей уехал, а я остался дожидаться своих коллег, попутно отыскав адрес Колпаковой, а также затарился продуктами и водой.
   Через час на жигулях подъехали поисковики. Куча проблем сразу отпала сама собой, а ведь могло сложиться и иначе, учитывая, что свой телефон с нужными номерами я потерял ещё до Кодинска. Объяснив ситуацию, мы отправились к Татьяне Григорьевне вместе с её сыном Василием. Без него бабушка нам бы не открыла, а с сыном согласилась нас принять.
   Расположившись в комнате всей компанией мы стали терзать Татьяну Григорьевну вопросами о чёртовом кладбище. Я понимал, что показания Колпаковой за давностью лет будут отличаться от рассказанного этнографу в 1983 году. Нам требовалось определиться с направлением поиска, чтобы не шарахаться больше по тайге в целях проверки разных полян, найденных в Гугле от Карамышево до устья Ковы. 
   Говорили мы с бабушкой около часа. Татьяна Григорьевна часто путалась и вообще не смогла определить направление куда она отвозила отца. Единственной привязкой к местоположению чёртовой поляны являлась мурская тропа, идущая от Карамышево в Коновалово. Вероятно и Викторовское зимовье, стоящее на ней, могло фигурировать в описании дороги к гиблому месту. А дальше ... тёмный лес. Двенадцатилетняя девочка явно не знала куда ехала, хотя возвращаться ей надлежало в деревню одной.
   В общем, выяснить точное местоположение чёртовой поляны нам не удалось, поэтому необходимо будет проанализировать все косвенные признаки и ограничить зону поиска. Весь наш разговор с Колпаковой я позже опубликую отдельным видео за этот год.
   Оставшись в полной растерянности от услышанного, мы решили разобраться с этим вопросом позже и сосредоточиться на второстепенных версиях этой экспедиции.         

                                                                       Версия Кулюкина.

   Самой энергозатратной в этот раз обещала стать уярская версия, двигателем которой стал Василий Минаев.
    Напомню, в 1941 году работал заведующим врачебным участком в деревне Косой Бык на Ангаре некий Кулюкин С. В связи с началом войны он был направлен по ангарским деревням с целью мобилизации военнообязанного населения. В июне 1941 года, прибыв в деревню Уяр, вместе с кежемским хирургом В.Приходько для осмотра мужчин призывного возраста, в беседе с ними один из местных охотников рассказал, что вверх по течению реки находится гиблое место : там погибают животные – например случайно зашедший туда скот и даже птицы. Погибших коров выволакивают с поляны крюками на верёвках.
   Очевидцы видевшие это, боятся ступить на поляну и называют её чёртовым кладбищем. У погибших коров необычайно красное мясо, и со слов охотника такого он никогда не видел.
   Эта история была рассказана в 1960 году, когда Кулюкин работал в томском онкодиспансере врачом-рентгенологом, а позже, в 1978 году доработаная Виктором Журавлёвым, но так и оставшаяся в архивах КСЭ. Так бы и сгинули эти материалы, если бы в 2014 году Владимир Жатков не откопал небольшую папочку с письмами Кулюкина и Панова, схемами местоположения чёртова кладбища и газетными статьями при очередном посещении зубров тунгусского метеорита. Об этом я обязательно напишу позднее, ограничившись сейчас лишь общей информацией.
   Итак, сканы документов успешно перекочевали в архив Жаткова и в последствии были переданы Василию Минаеву для разработки его версии. Используя одну из схем Кулюкина, Василий нашёл несколько подозрительных мест по спутнику. Походящих проплешин в северо-восточном направлении от Уяра оказалось две, которые мы и планировали проверить на местности.
 
   Опросив Колпакову, мы вчетвером выехали на жигулях в сторону залива, где и планировали начать свой путь к этой затопленной деревне. По пути на недокурской трассе на дорогу вылетел ошалелый медведь и ещё полминуты бежал перед машиной, а после свернул в лес. Эта версия, учитывая сложившиеся условия, не могла даться нам просто. Мало того пожары-медведи, так ещё и часть дороги к Уяру нужно было делать большие обходы чтобы обогнуть затопленные земли. Уяр также уже находился в воде, как и большое количество низинных мест.
   Уже в сумерках мы подъехали к заливу. Дальше дорога уходила прямо в воду, чтобы через два километра вынырнуть из неё. А нам, чтобы преодолеть эту преграду в следующие дни потребовалось пройти около 10 километров по затопленной или выгоревшей тайге на ту сторону Муньбы, превратившейся по воле кремлёвских кураторов "росгидры" в гниющее болото.
   Здесь нас и ждал Андрей, который уже устраивался на ночлег. Отпустив водителя, мы тоже стали располагаться в этом неуютном месте.
   24 сентября. Утром, рассортировав вещи, мы выгрузили большую часть продовольствия, взяв еды только дня на три, ( дольше здесь задерживаться мы и не планировали ) и вышли вдоль границы затопления на восток. До полудня мы то и дело утыкались в болота, методично обходя всё новые и новые водные преграды. Часам к пяти, найдя неплохую охотничью тропу, мы пошли по ней и перейдя ручей, вышли к зимовью. Для нас это был неплохой вариант, чтобы остановиться здесь на ночлег. Зимовье оказалось новым с запасом продуктов, нарами и хорошей печкой. В этот день мы почти перевалили через залив, чтобы на следующий взять курс на уярские поляны.
  25 и 26 сентября  наш путь проходил по разнообразной местности. На пути нашего следования в эти полтора дня были ручьи, болота, гари разной степени тяжести. Почти повсеместно в воздухе стоял устойчивый запах дыма.
   К концу третьего дня пути мы подошли таки к одной из обозначенных Василием полян. Сбросив вещи на подходах к ней, группа рассредоточилась и вышла к странному месту. До сих пор вся странность подобных мест заключалась в том, что среди глухой и малопроходимой тайги встречаются такие открытые проплешины. Не стала исключением и эта поляна. Внешне она была идентична шайтанской поляне и некоторым другим, которые мы уже видели в прошлые поисковые сезоны. Эта поляна представляла собой сухое болото. Ни густая трава, ни здоровые деревья и кустарник, ничего не указывало на то, что это место когда-то было аномальным. Но для Василия это был первый успех. Мужики разбрелись по поляне, каждый по своим делам. Андрей что-то там говорил про брустер из выброшенной из воронки земли, Василий про чёткую ориентацию поляны по южной траектории падения объекта, Владимир мерил радиационный фон. У меня же не возникло никаких впечатлений от посещения этого места. Здесь, как и в других местах, которые мы посетили в этот сезон, чёртовым кладбищем и не пахло. На Камкамборе-Дешембе запах аномалии есть, а здесь на севере его нет, хоть и места здесь апокалиптические.       
   Закончив с осмотром места, мы отправились организовывать лагерь недалеко от поляны.
   27 сентября. Утром наш ждала встреча ещё с одной поляной, которая находилась неподалёку - на расстоянии около полу километра от первой. Дошли мы до неё быстро, но как-то никто особых открытий от этой встречи и не ждал. Новая поляна оказалась точно такой же, только размером поменьше. Высокая сухая трава, болотистая почва, мелкий кустарник - вот характеристики обеих полян, которые мы  видели за последние сутки.  
   Скоропалительных выводов делать уже никто не стал, мы так устали за эти несколько суток, что сил на эмоции уже не оставалось.
   Выстроившись цепочкой, группа пересекла поляну в западном направлении и двинулась напрямки к Кове. Воды уже не было, еда была на исходе, а нам предстояло ещё возвращаться назад, и при неудачном исходе вновь огибать залив. Оставалась надежда, что на этом берегу мы встретим отшельника, который перевезёт нас на ту сторону. Об этом человеке я слышал ещё у переправы и его помощь теперь нам очень бы пригодилась. В худшем случае мы потеряли бы ещё двое суток, а до муньбинского зимовья шли бы уже почти без еды.
   У Ковы мы снова уткнулись в затопленный ручей, но обходить его нам пришлось не долго. Через час группа вышла на центральную уярскую дорогу, следовавшую вдоль Ковы до самого залива. С надеждой на помощь с этой стороны, мы быстро дошли до границы затопления. Дорога вновь ушла под воду, а впереди простиралось море. 
   Повсеместно из воды торчали доживающие свой срок деревья, плавали кочки и целые пласты земли с поднятым со дна кустарником. Об уничтожении Приангарья написано и снято много, поэтому я не буду останавливаться на причинах такого положения дел в Сибири.
   У берега мы нашли сети, бензин и прочие рыболовные принадлежности. Через некоторое время из леса к нам выбежали две весьма дружелюбных собаки и мы поняли, что у нас появилась реальная возможность сэкономить кучу сил и времени. Теперь стоило только дождаться хозяина и договориться с ним о переброске на тот берег Муньбы.
   Прошла пара часов и вдали показалась лодка идущая на вёслах к нашему берегу. Человек представился Геннадием и без проблем согласился нам помочь. Переброску назначили на утро следующего дня, а заодно хозяин предоставил нам ночёвку в своём зимовье, которое находилось довольно далеко от берега.
   28 сентября. Рано утром мы быстро собрали вещи и выдвинулись к лодке вместе с гостеприимным хозяином. На заливе стоял утренний туман отчего вся окружающая действительность напоминала заправский фильм ужасов про водяное чудовище, переворачивающее лодки и пожирающее незадачливых туристов оказавшихся в его владениях. Около часа мы буквально протискивались сквозь заросли утонувших деревьев по известному лишь Геннадию фарватеру. И вот, преодолев эту водную преграду, причалили к берегу, откуда четыре дня назад начали свой путь по кулюкинской версии.
   С этого момента фактически закончилась наша миссия по Уяру и нам пришлось прощаться с Андреем, которого мы сопроводили до недокурской трассы, а сами поймав попутку выехали на проверку второй версии нашей экспедиции.
 
                                                                         Польское нашествие.
 
   Поляна, о которой сейчас пойдёт речь появилась в интернет пространстве в 2010 году. На сервисе Wikimapia она была обозначена "Болото/Чёртово кладбище". Координаты : 58°13'53.4"N   100°15'31.8"E. Как в таких случаях водится к закладке было приложено несколько левых фотографий не имеющих отношения к данному месту и описание, взятое из статьи о чёртовом кладбище. Ни я, ни Жатков всерьёз никогда не рассматривали вариант столь удалённого от зоны поиска объекта. Но так как мы в этот раз находились настолько близко от этой поляны, не проверить этот вариант было бы ошибкой. Об этом я заявил ещё пол года назад, когда на неё мне указал  один из читателей. Я обещал проверить, хотя уже почти точно знал каким будет результат. И вот, когда мы собрались в экспедицию пришла беда откуда не ждали - в Россию приехали поляки ! Два экстремала Михаил Патер и Матвей Бараньски из страны победившего капитализма  ездили по стране автостопом с целью развенчания различных мифов. В их программу путешествия попали и три сибирских аномальных объекта широко известные за границей : перевал Дятлова, чёртово кладбище и куликовский вывал на Подкаменной Тунгуске. На двух других объектах я останавливаться не буду, а вот что касается чёртова кладбища ... Поляки взяли его координаты с сервиса Wikimapia и отправились в поход, чтобы проверить насколько данное место негативно влияет на человека. Для каждого объекта была составлена план-схема с указанием дорог, расстояний и координат местности. Разумеется они побывали там, всё отсняли, а позже на усть-илимском телевидении "3 канал" вышел маленький репортаж об их путешествиях. Но это интервью было конечно поверхностным, меня больше интересовали съёмки самой "чёртовой поляны" от поляков и их исследования проведённые там. Михаил на YouTube ведёт свой канал " Autostopem Na Koniec Swiata - Автостопом на край Света" где достаточно подробно рассказывает о своих путешествиях, снимая всё происходящее на экшен-камеру. Сюжет о чёртовом кладбище по заявлению автора появится на канале в конце декабря.
   Сделанный Михаилом вывод, относительно поляны с Wikimapia, был очевиден и направлен в большей степени на иностранцев : чёртово кладбище не опасно и его можно вполне нормально посещать. Только вот полякам никто не объяснил, что к чёртову кладбищу та поляна не имеет никакого отношения. На карте эта точка возникла достаточно просто, как и многие другие, которые ставят все кому не лень. Так как никто не изъявил желания проверить её и внести достоверную информацию, то она до настоящего времени считалась верной. А кто будет разбираться в том, действительно ли это на самом деле чёртово кладбище ? Кроме нас некому !
   После интервью на 3 канале поляки помчались исследовать тунгусский вывал.
   Вся эта история произошла аккурат перед нашим выездом на Кову. Репортаж на 3 канале вышел 20.09.2016 г. Про эту историю рассказал мне Жатков уже в самом начале экспедиции, предоставив подтверждающую карту, где был нарисован весь маршрут. Увидев по телевизору в новостях репортаж, он кинулся искать поляков, но они к тому времени уже уехали. Поговорить удалось с водителем-якутом, которого они наняли чтобы добраться до поляны. Указанная выше карта, как раз и была оставлена у того водителя дома.
   Вот такая вот интересная история случилась в Усть-Илимске перед нашей экспедицией. Наши события притянулись таким вот волшебным способом в одно и то же время, хотя до этого в истории этой поляны лет пять был полный штиль. Осталось непонятно, почему была выбрана именно эта точка ? Чёртовых кладбищ в районе Ковы на Wikimapia указано ещё несколько штук, но они все труднодоступны.
   Путешествие поляков внесло некоторую интригу в процесс исследования нами этой поляны. Теперь нам захотелось узнать, чего там такого нашли польские экстремалы.    
 
   Итак, после расставания с Андреем Строгановым, который отправился и дальше искать снежного человека в этих краях, мы втроём выехали на тот берег Ковы, где попросили водителя высадить нас максимально близко к указанной поляне. Навигатор показывал 4 километра на север, поэтому мы сбросили часть вещей и продовольствия, которое в достаточном количестве притащили с Муньбы, и ринулись в лес. Около двух часов мы продирались через остатки выжженного сушняка. Глобальные пожары у Ангары захватили и этот участок тайги. Через некоторое время мы выбрались на достаточно хорошую лесовозную дорогу по которой и пошли в сторону нашей поляны. К счастью, наличие вырубов в этих местах и цепочек разнообразных дорог позволило нам сэкономить уйму времени и выйти спустя 1.5 часа всего в 300 метрах от нашего места. Сбросив вещи, мы пошли изучать поляну, которая после предварительного осмотра оказалась идентична шайтанской поляне и найденным нами полянам у Уяра. Разумеется никаких аномалий здесь мы не обнаружили, радиационный уровень также был в норме. Через поляну шли следы сохатого, что ещё больше утвердило нас в мысли, что место безопасно. Ну а что касается чёртова кладбища, то как я уже и говорил, его здесь никогда не было. Таких полян в окрестностях Ковы можно найти много, но их наличие ни на метр не приближает нас к разгадке тайны чёртова кладбища.  
   Назад мы уже возвращались учтя расположение дорог и через два часа вышли чуть западнее места старта на недокурской трассе.
   Уже позже, размышляя о результатах нашего исследования по этой поляне я пришёл к выводу, что не будь такого опровержения, поляки раскрутили бы этот феномен очень быстро. Учитывая, что сразу же по приезду в Усть-Илимск на этот счёт было дано интервью, похожие рассказы определённо уедут и в Европу. Позже уже оттуда, как это принято у нас, эту резонансную новость бы подхватили другие федеральные СМИ, а туристические агентства включили бы бывшую аномальную поляну в свои списки на проведение экскурсий для любителей чертовщинки. Вот такой вот вам прогноз на будущее ! Не верите ? Загляните в хроники Акаши, там этот вариант тоже записан. :))) Только вот сбыться ему уже не суждено.
 
                                                                         Червянка. 
 
   Удачный исход нашего похода к северной поляне дал нам хорошие перспективы по заброске к следующей точке нашей экспедиции - деревне Червянка. Теперь нам требовалось добраться на попутке до сворота на трассу Кодинск-Братск и на следующее утро сесть на рейсовый автобус, направлявшийся в сторону этого небольшого села. Машина, которая нас подобрала, довезла группу аж до самой Имбы - населённого пункта, расположенного на братской трассе. Мы выгрузились и уже впотьмах пошли искать себе пристанище на ночь. Владимир сказал, что знает этот посёлок лесозаготовителей и повёл нас к старым ангарам где мы и решили остановиться. В этот день всё так удачно сложилось, и даже то, что сторож разрешил "учёным-этнографам" переночевать в строящейся лесопилке на полу. Завтра мы успевали на единственный за неделю автобус Кодинск-Братск, следовавший до поворота на Червянку, откуда до самого села было ещё 28 километров.
   Ехать в такую даль нас вынудило письмо одного из моих читателей А.А., который сообщил мне буквально следующее :
   - В 1992 году мои двоюродные браться Сергей и Александр работали мастерами леса в совместном Российско-Канадском предприятии "Браскана", лесозаготовительный участок которого находился в районе 256 км кодинской трассы, недалеко от реки Джиджива. В летний период (мне тогда было 15-16 лет) я довольно часто приезжал к ним на участок с лесовозами из Братска, рыбачили, охотились, собирали грибы и ягоды. В один из таких приездов, мы поехали на КрАЗе в район деревни Червянка. Не далеко от деревни в тайге круглый год жил отшельником мужичок в возрасте по кличке "Химик", мы к нему тогда и ехали что бы он нам места с черникой показал. Ну в общем доехали к ночи, сидели разговаривали допоздна. Химик оказался добродушным и разговорчивым мужиком, рассказывал много историй, одна из них как раз была про чёртову поляну. Разумеется нам стало интересно на неё посмотреть, Химик согласился, тем более что идти от Червянки всего 9 км.
   По утру доехали до Чевянки, потом шли километра три по довольно широкой дороге, по которой явно гоняли коров, то ли на водопой, то ли на выпас, затем свернули в лес и по распадку шли практически до самой поляны. Поднялись из распадка, лес стоял буквально стеной, преимущественно ели и пихта, причём довольно старые деревья я это запомнил, потому что не смотря на любопытство было страшновато, а когда зашли в лесную гущу, сразу стало сумрачно, не смотря на полдень, от того что деревья были высокие с густыми ветвями. Так пробирались примерно пол часа, затем как будто занавес открыли, резко стало светло и вот она поляна ... Причём метров с 10 ещё было не разглядеть, а потом вдруг раз.... и открытое пространство. Картина на поляне была жутковатая, на абсолютно чёрной земле, контрастно выделялись скелеты мелких животных и птиц, земля же выглядела жирной, как будто пропитана чем то маслянистым, ветки, свисавшие над краем поляны, были сухими. На саму поляну мы не стали заходить, местные из Червянки говорили потом что некоторые жители бывало заходили на неё, якобы без последствий, но всё равно места этого побаивались и ходить туда не советовали. Запаха никакого не чувствовалось. Единственное что помню, кислоту во рту, как бы железный привкус и поразительная для лета тишина, как говорят аж до звона в ушах. В последствие я ещё не раз был в тех краях неподалёку от Червянки, но идти до поляны ещё раз желания не возникало, так как я даже не представлял что это может быть кому-то интересно кроме суеверных местных жителей.
 
   Мы бы никогда не рассмотрели столь удалённый от мест основного поиска вариант, если бы не это письмо, в котором значились точные характеристики аномальной поляны. А так нам пришлось преодолеть приличное расстояние, чтобы достичь отрезанного от цивилизации села без транспортного обеспечения и сотовой связи.
    29 сентября. Ранним утром выбравшись из своих сухих спальников, мы поблагодарили сторожа за ночлег и собравшись, вышли к имбинской остановке. Автобус, как нам и сказали, прибыл вовремя и наша поисковая бригада выехала на юг в сторону Червянки.
   Через пару часов водитель остановил у пустынного поворота и знака "Червянка 28", указывавшего сколько километров нам следует ещё добираться до этого отдалённого села. Идти пешком под моросившим дождём не было никакого смысла, поэтому мы остановились, чтобы дождаться попутного транспорта.
   Через некоторое время возле нас остановилась легковая Toyota и молодой парень согласился подбросить нас до деревни. Мы каким-то чудом смогли утрамбоваться втроём со своими рюкзаками в седан и не спеша поехали по грунтовке на встречу новым открытиям. Водитель на наши расспросы о чёртовом кладбище только пожал плечами и посоветовал обратиться в администрацию поселкового совета к главе Рукосуеву А.С.
   Вскоре переехав мост через Муру мы въехали в деревню и выгрузились у деревянного дома с вывеской " Дума и администрация Червянки " Обходя деревню в ожидании мэра, которого на месте не оказалось, мы наблюдали действительно старые дома не тронутые эволюцией. На такой натуре вполне можно было снимать кино про белогвардейцев и красных комиссаров. 
   
   И вот к "зданию администрации" подрулил джип и из него вышел вполне молодой мужчина, который и оказался местным мэром. Мы представились, Александр Сергеевич предложил войти в дом, где мы и изложили ему свою просьбу. Мэр также, как и подбросивший нас водитель ничего не знал о чёртовом кладбище и посоветовал обратиться к бывшему учителю географии местной школы Шарыповой В.А. Она больше 40 лет прожила в Червянке, занималась краеведением и открыла небольшой музей при школе. Ей то уж должно было быть известно о гиблом месте, расположенном вблизи деревни. Обойдя несколько домов, мы нашли таки Валентину Алексеевну. Она пригласила нас в дом и мы больше часа пробеседовали с ней о местных странных местах. Старая женщина также ничего не знала о гиблом месте.
   Всё это было очень странно. Стопроцентно выигрышная версия разваливалась на глазах. С одной стороны свидетель писал, что старожилы должны были знать о местонахождении чёртова кладбища или хотя бы о самом феномене, но в отличие от Ковы, на Муре и слыхом не слыхивали об этой аномалии. В связи с ограничениями по времени, мы не опросили ещё нескольких охотников, на которых указала Валентина Алексеевна - никого из указанных ей людей просто не оказалось дома.  Василий разговорился с женщиной метеорологом, которая также как и Валентина Алексеевна долгое время прожила в Червянке, но и она ничего не знала о гиблом месте. На следующий день мы решили уезжать ни с чем.
   Последующий мой разговор со свидетелем развеял мои сомнения, он утверждал, что всё рассказанное правда. Видимо мы просто не нашли нужных людей или только Химик и знал об этой поляне.
   После посещения Червянки у меня возникло двоякое чувство. С одной стороны, я как генератор этой идеи надеялся что червянская версия принесёт существенный результат и поможет нам обосновать одно из гиблых мест существующих в этих местах. То что подобных чёртовых кладбищ в районе рек Кова и Мура несколько, мы догадывались и ранее и червянская поляна могла стать именно таким местом, куда вполне мог свернуть Салягин, ходивший по царскому тракту через Коновалово в Карамышево. С другой стороны из-за полного информационного вакуума в который мы попали в самой деревне стало понятно, что история эта являлась достоянием узкого круга людей, бывавших на чёртовом кладбище. Никто другой в самой деревне и знать не знал, что это место близ Червянки существует.
   Так как мы были очень уставшие от больших нагрузок и переездов, то в общем-то вполне спокойно восприняли эту неудачу. В умах сформировалась устойчивое решение не брать в разработку посторонние версии, которые не отвечали основному направлению близ Карамышево. Хотя возможно, в будущем, это направление как и уярское найдёт своё продолжение.
   Было очевидно, что эту тему активно мониторят и временами в сети появляется дезинформация, целью которой является оттягивание нашего внимания по другим местам и распыление сил и ресурсов. Возможно и появление поляков с целью развенчания мифа было тоже не случайным, хотя Михаил выглядит вполне незамысловатым и доброжелательным человеком далёким от разных масонских заговоров. 
   Информация, которую дала нам Колпакова Т.Г. тоже мало что прояснила, но в купе с теми свидетельскими показаниями, полученными в результате экспедиции 1984 года стало ясно на какую территорию следует обратить пристальное внимание. И я думаю, что в будущие поисковые сезоны мы именно этим и займёмся.
 
                                                               2017 год. Провальная экспедиция.
 
   Наверное то, что случилось в этот год, должно было когда-то случиться. После вымученной организации трёх предыдущих экспедиций на Кову в 2014-2016 годов я бесконечно устал тащить тему фактически в одиночку и бегать по тайге с прогнозируемым результатом. Этот сезон должен был открыть второе дыхание, так как вновь появившаяся свидетельница Колпакова Т.Г., которая в 1950 году побывала на чёртовом кладбище, могла хотя бы направить нас в нужную сторону, чтобы мы не шарахались больше по тайге от Усть-Ковы до Червянки. Но чуда не случилось. Татьяна Григорьевна не смогла вспомнить, куда ходила с отцом в двенадцатилетнем возрасте, хоть и точно описала сам феномен чёртовой поляны. Ещё тогда Жатков признался мне, что уже опрашивал Колпакову в 1984 году и она рассказала ему ровно столько же, что и было опубликовано в этнографическом сборнике " Словарь говоров русских старожилов Байкальской Сибири ".
   И вот, время экспедиции было назначено. Я специально не брал посторонних людей, рассчитывая на своего постоянного напарника Владимира Жаткова, который после 2012 года заменил мне Дениса Алехновича. На москвичей, с которыми мы ходили в 2016 году на север Ковы, я тоже не рассчитывал. Они сильно зацепились за уярский вариант, рассчитывая и в этот раз выехать за Муньбу в целях допроверки найденных в 2016 году полян. Ну что, тоже не плохое дело ! Хоть кто-то изъявил желание самостоятельно организовать экспедиции параллельно с нами. Я же, как генератор идеи, уговорил Жаткова идти на Шайтанский, чтобы обойти этот небольшой ручей и проверить высоту у его истока. Второстепенной версией должна была стать та самая мурская тропа, идущая на запад от Карамышево, на неё и ссылалась Татьяна Григорьевна. Там меня интересовало Викторовское зимовье, вернее уже его останки ( сгорело в 2013 году от лесного пожара ). Я придерживался мнения, что девочка Таня с отцом уходили от него на север, потому что во многих свидетельских показаниях фигурировали места севернее Камкамборы.
   Конечно тогда я не особо понимал, что эти два направления трудно проверить за один раз. С учётом передвижения по дорогам, это приличное расстояние, но планировал отработать территорию по максимуму, чтобы на два года  больше в "поля" не выезжать и сосредоточится на сборе материалов.
   А вот материалов в этом году привалило. Соболь дал контакты одного из членов экспедиции 1988 года Гуцель Светланы Юрьевны, ныне учителя математики СОШ №3 Кодинска. Она, пользуясь своими старыми связями, занималась сбором информации по тур. клубу "Искра", который в середине 80-х и бороздил просторы ковинской тайги на предмет чёртова кладбища. Туда, в Кодинск, я и планировал заехать перед началом экспедиции, чтобы познакомиться с "бригадирами" команды Смирнова и посмотреть не известные мне фотографии, статьи и весьма нужный в нашем деле фильм по кодинским экспедициям на Кову 1987-1988 годов.   
   13 сентября я был уже в Кодинске. Созвонившись с организатором встречи, я получил адрес одного из руководителей группы Смирнова - Цимбалюка Евгения Николаевича. Там я планировал оставить рюкзак и пойти на круглый стол в школу.
   В кабинете математики и состоялась наша встреча, на которой кроме меня, Гуцель, Цимбалюка присутствовало ещё двое бригадиров - Геннадий Первухин и заочно известный мне Сергей Кайгородов, с которым я созванивался ещё в 2014 году, когда писал раздел по мартовской экспедиции 1986 года на Дешембинское озеро. По счастливой случайности в Кодинске оказался и Иван Соболь, который тоже не преминул воспользоваться такой возможностью и встретиться с давними товарищами. Помимо поисковиков на встрече присутствовали Диденко Надежда Алексеевна, много лет собиравшая разнообразный краеведческий материал для сборника "Энциклопедия Кежемского района" и две ученицы указанной школы, помогавшие ей и Светлане Юрьевне в этой работе.
   Встреча прошла весьма интересно. На экран был спроецирован любительский фильм по кодинским экспедициям, и за его просмотром искровцы обменивались весьма интересными воспоминаниями о тех походах, которые в общем то мне были знакомы. Мы отсканировали и записали ещё часть фотографий с ковинских экспедиций, а также половину видеоматериалов тур. клуба "Искра". Оставшееся кино в странном  VOBовском формате, почему то наотрез отказалось копироваться и мне пришлось уезжать с тем что есть. К счастью все раритетные видеозарисовки по ковинским экспедициям 1987-1988 гг. успешно были перенесены на флешку. Весьма важным приобретением считаю авторские фотографии Сергея Кайгородова по мартовской экспедиции 1986 года, которые он любезно предоставил для моей хроники.
   В общем в этот день всё складывалось очень успешно, что я рассчитывал на то что фарт будет сопровождать меня и на Кове, хотя организация этого сезона стала для меня весьма удручающей. Мало того, что мой напарник дважды перенёс сроки выезда, а после и вовсе отказался ехать, сославшись на серьёзные форсмажорные обстоятельства в семье. Владимир Жатков целенаправленно уходил из темы переключаясь на другие направления и мне стоило трудов уговаривать его не бросать поиски чёртова кладбища, так как тема снова оказалась на подъёме.
   И вот, чтобы не развалить экспедицию, я снова, как и в былые годы выезжал на Кову один. Переночевав в Кодинске в квартире Геннадия Первухина, я утром выехал на братском автобусе до нулевого километра, а уже оттуда добрался до Седаново и вышел на лесовозную трассу, ведущую на Кову.
   Вот тут то и начались первые проблемы. Пол дня я безуспешно ловил попутку, но лесовозы шли куда угодно, только не на Кроватку. Начало смеркаться и я вынужден был поставить палатку недалеко от дороги, чтобы дождаться рассвета. Погода не радовала ещё с Кодинска. Почти постоянно моросил мелкий дождь и следующий день не прибавил позитива на сером небе.  Я забился под пустовавший вагончик у шлагбаума и махал рукой всем проезжающим, интересуясь на предмет их маршрута. Почти сразу же с утра первый остановленный лесовоз взял меня до рабочего посёлка, куда я и приехал к обеду. По пути водитель рассказал мне последние новости. Основная из которых заключалась в том, что бригадир лесорубов Алексей Поварёшкин был уволен и на Кову снова вернулся Николай Николаевич, которого я видел ещё во время своих первых экспедиций 2008-2010 гг.
   В разговоре за чаем Николай Николаевич рассказал мне историю странного ручья Шайтанского. Несколько лет назад зимой лесоотводчик Байзер наткнулся на незамерзающую полынью из которой булькало сероводородом. Могу с большой долей уверенности сказать, что именно это обстоятельство и повлияло на выбор странного названия для ручья, так как запах серы всегда ассоциировался с чёртовой вотчиной. Той же зимой, Байзер сделал и ещё одно открытие, заключавшееся в том, что подо льдом запах сероводорода доходил до самого Дешембинского озера и каким то образом участвовал в формировании целебного состава его грязей. Вот это была настоящая информация ! Получалось, что в районе ручьёв Тактыкан и Шайтанский существовал источник выхода на поверхность земли из недр сероводородного газа и возможно "поверхностную" разгадку тайны чёртова кладбища следует искать именно в этой плоскости.
   В этот день на базе была пересменка и я застал двух комендантов, одного из которых Аркадия я неплохо знал по своим прошлым экспедициям, а также двух начальников смен. Сменивший Николая Николаевича, Сергей Владимирович оказался тоже весьма любезным человеком и даже отправил вечером свой уазик с водителем к камкамборскому мосту, чтобы мне удалось до темна добраться до коптева зимовья, где я намеревался сбросить палатку и часть продовольствия и уйти на четыре дня на Тактыкан.
   Уже в сумерках я перебрался через брод Камкамборы и вышел к знакомому коптевскому зимовью, из которого в 2015 году организовывал рейд по ручью Тихому. Этот пустующий дом, как я и говорил является весьма удобной базой для проведения полевых работ в районе Камкамборы и способен принять с десяток людей, имея всё необходимое для жилья.
   16 сентября я как и запланировал сильно разгрузив рюкзак скрепя сердце отправился в очень некомфортный для меня район на зимовье Рожкова на Тактыкане чтобы провести два полевых выхода вдоль Шайтанского, найти первое зимовье на Тактыкане, проверить высоту и странное пятно у его вершины в истоке сероводородного ручья.
   Надежды на то, что дождь, преследовавший меня уже не одни сутки, прекратиться, и мне удастся добежать по забитым ещё в 2015 году в навигаторе координатам дороги на Тактыкан, не оправдались. Я всё же решил идти туда, хоть на душе было не спокойно. Те жуткие места я помнил ещё с 2015 года и тогда ограничился лишь одной ночёвкой в рожковской избушке и с утра сразу же не задерживаясь "сквозанул" оттуда. А теперь мне предстояло провести там три ночёвки, если всё пошло бы нормально. Но в этот раз всё на Кове шло не нормально.
   Часа за три я преодолел участок, где начиналась свежая дорога на Тактыкан. На ней у меня было отбито 6 точек, от последней из них мне предстояло пройти через лес около километра до рожковского зимовья. Но к настоящему моменту лесорубы вычистили тайгу так, что от дороги уже мало что осталось. Идя к следующей точке, я видел как стрелка уверенно уходит в сторону и уже через километр пути я был где-то севернее нужной дороги. Вокруг меня была окончательно раскисшая от непрекращающегося дождя дорога и выруба с отвалами не кондиционного леса. Видимо,  где-то за одним из них я и потерял нужное направление. Так промыкавшись ещё около получаса, я так и не нашёл нужного ответвления и решил не искушать судьбу и возвращаться в ближайшее зимовье на Дешембинское озеро. Одежда, даже с учётом дождевика, уже значительно отсырела, а ночевать в мокрой тайге в условиях низких температур очень не хотелось. Поэтому я взял курс на озеро, до которого оставалось 5 километров. По дорогам я преодолел бы это расстояние за пару часов.
   Главная версия этой экспедиции оказалась под большим вопросом. Я конечно мог бы дожидаться улучшения погоды на озере, но таявшие запасы продуктов всё равно вынудили бы меня возвратиться на Камкамбору и после этого вновь идти назад я бы вряд ли согласился. Но как показало время дожди пришли в эти края надолго.
   После обеда я прибыл на озеро изрядно набрав воды в сапоги преодолевая двухкилометровый участок по высокой траве старой дороги. Здесь за два года ничего не изменилось, за исключением того, что заезжие туристы оставили после себя приличный свинарник. Наличие изб на Кове - это, конечно, большое подспорье для таких экспедиций. В особо тяжёлые сезоны есть место, где можно обсушиться и отдохнуть, а также оставить часть вещей. Остаток дня я выжимал и сушил на печи одежду. Что предложит мне следующий день я пока не знал.
   17 сентября. Новый день тоже ничего приятного не предложил. Дождь и не думал прекращаться. С такой активностью стихии воды я встречался впервые. В высокогорьях бывало идут такие затяжные дожди, но для тайги это явление очень не ординарное. В таких условиях, идти на Тактыкан не было никакого желания. Да и свалившийся ком с сердца, когда я свернул с выбранного направления, явно указывал на то, что идти одному туда мне не стоило. Второстепенный вариант тоже не мог состояться хотя бы потому, что ничего не решал. Если Таня с отцом и проходили через это зимовье, то от него было ещё около двадцати километров до чёртова кладбища. По этому варианту я хотел посмотреть в каком состоянии сейчас находится мурская тропа, идущая в западном направлении от Карамышево.
   Некоторую информацию ещё на базе дал Николай Николаевич не рекомендовавший мне пробиваться по самой тропе от Джиживской трассы. Старые выруба уже изрядно поросли ельником, а в дожди идти этим путём, всё равно, что в реке искупаться. К тому же пожары предыдущего сезона прибавили к этому ещё и сажу. Решено было заходить с севера спускаясь по Правой Камкамборе. Почти у дороги должно было стоять свежее охотничье зимовье от которого до руин Викторовского зимовья было около 4 километров.
   Но в таких условиях проверять эту версию тоже было проблематично, поэтому я, понимая всю безысходность ситуации, решил возвращаться в коптево зимовье окончательно плюнув на первый в своей жизни провал. Если бы не встреча в Кодинске с руководителями групп тур.клуба "Искра", я бы наверное никуда не поехал. Ситуация с Жатковым была очень странной, да и не только с ним. Экспедиция "Шаманское святилище" тоже не состоялась по причине похожих проблем у участников.
   И вот, по дорогам, которые окончательно развезло так, что двигаться пешком было уже сложно, я шёл назад на Камкамбору, чтобы обсушиться и на следующий день выбираться из тайги.
   18 сентября. Изрядно высохнув и отдохнув, с утра я вышел тем же маршрутом к камкамборскому мосту, где намеревался поймать попутку и проехать ещё 18 километров до базы лесорубов. Вот тут у меня снова включился зелёный свет. На встречу ехала вахтовка с бригадиром, который и подобрал меня. Крутанувшись по бригадам, мы прибыли в рабочий посёлок после обеда. Заодно Сергей Владимирович сообщил, что мне сильно повезло, так как вечером в Братск вахтовка отвозила рабочих и меня даже подбросили до вокзала на Падунах. Вот так Кова помахала мне ручкой, устроив хороший приём во всём, если это не касалось Тактыкана и, собственно, поисков чёртова кладбища. Дескать : " Вот сюда ходи, а туда лучше не надо ! ". Может не случайно на озере в сознании всплывал образ медведя. Как говорится тайга - жизнь по краю.
 
   Уже прибыв в Красноярск я быстро оправился от поражения. Миссия не закончена ! В ближайшие два года на Кову я выезжать не буду, сосредоточившись на сборе информации и изучении архивов, а также видимо запишу 1-2 ролика на тему реальности всех имеющихся версий и разберу по косточкам свидетельские показания Колпаковой Т.Г., чтобы обосновать в каком направлении нужно двигаться дальше. "Кина" по этому походу делать не стану. Не о чем !
   Следующий полевой сезон планируется в 2019 году, по версиям, которые не были проверены в этом году. Видимо буду подбирать команду, так как идти на Шайтанский в одиночку не имею никакого желания. Так что подавайте заявки на ящик указанный внизу. Посмотрим, кого аномалия не "зарубит".
 
     
 
    Экспедиция ЧК-2012   mpg  952 мБ, 40 мин 
   Экспедиция 2012 года. Видео дневник.
    Экспедиция ЧК-2014  mp4  700 мБ, 50 мин
    Экспедиция 2014 года. Видео дневник.
    Экспедиция ЧК-2015  mp4  563 мБ, 37 мин
   Экспедиция 2015 года. Видео дневник.
    Экспедиция ЧК-2016  mp4  865 мБ, 56 мин
   Экспедиция 2016 года. Видео дневник.
  
    ЧК. Архивы
 
 
   Новости :
 
   - Добавлена глава " 70-е. Кулюкинская версия. Развитие направления." здесь
   - Статья : Минаев В., Строганов А. "Тунгусский метеорит - зона поиска на южной траектории".
   - Статья : Аномальные зоны. Чёртовы кладбища Сибири. Подборка наиболее интересных объектов схожих с ковинским феноменом.
   - Видео : 2016 год. Экспедиция поляков на Чёртово кладбище.
      Часть 1 : Дорога на Чёртово кладбище. 
      Часть 2 : Чёртово кладбище. 
   - Добавил большой раздел "Чёртово кладбище - фото, видео и текстовые материалы"
 
 
   Если у вас есть что сказать по данному вопросу и дополнить материалы новой не известной ранее информацией, пишите мне на E-mail.